Рейтинг@Mail.ru
Сборники сказок:

Варка и Гульшо

Жили когда-то в Мекке два брата. Одного звали Имом, а другого — Илол.

И вот однажды они отправились на охоту, а жены их остались дома. Каждая из них вот-вот должна была родить.

Договорились братья, когда были на охоте, что если у одного родится сын, а у другого дочь, то они отдадут их друг другу Прошло какое-то время, вернулись они с охоты.

Пришел Илол домой, служанка вышла ему навстречу и говорит: мол, бог послал тебе дочь.

А когда Имом пришел домой, служанка говорит ему:

— Бог дал тебе сына.

Ну, и стали эти дети расти, вместе; одна кормилица их вскармливала, лежали они в одной колыбели, и если одного пз них забирали из колыбели, то другой начинал плакать. Потом подросли, пошли вместе в медресе, и там сразу все поняли: Варка любит Гульшо, а Гульшо любит Варку.

Слава о красоте Гульшо разнеслась по всему миру: дескать, у Илола есть дочь, с которой ни одна девушка в мире не может сравниться.

Прошло время, Варка и Гульшо выросли. Люди стали поговаривать; мол, пора уже Гульшо отдать замуж за Варку Но, когда эти разговоры дошли до ушей матери Гульшо — жены Илола, она заявила:

— Пока я не получу выкупа, я не отдам дочь замуж. Я отдам ее тому, кто принесет мне полный подол жемчуга и харвар золота.

А отца Варки — Имома к тому времени уже не было в живых: его убили в бою, когда Бени-Амр напал на Мекку и осадил ее.

Прослышали люди о том, что мать Гульшо требует выкуп у Варки, и говорят Илолу, отцу Гульшо:

Не слушай ты неумной женской болтовни,

Отдай Варке Гульшо: ведь влюблены они.

Но мать Гульшо твердо стоит на своем:

Я снова говорю: коль выкуп не возьму,

То дочь свою Гульшо я не отдам ему!

А Варка, услышав это, сказал так:

Нет у меня, чтоб выкупить Гульшо, добра!

Где взять мне столько золота и серебра?

Мол, отец мой убит, все добро мое разграблено, где мне взять золото и серебро на выкуп за Гульшо?

Так горюет Варка. И тут один человек пришел к нему и спросил:

— Эй, Варка, что ты горюешь, чего тебе не хватает?

Он отвечает:

— Как чего не хватает? Жена моего дяди требует у меня полный подол жемчуга и харвар золота за свою дочь!

Тогда тот человек говорит:

— В Йемене живет твой дядя — брат твоей матери. Его зовут Салимшо. Отправь кого-нибудь к нему с письмом, объясни, в чем дело, и он пришлет тебе все, что ты захочешь.

У Варки был слуга, преданный ему чернокожий раб. Варка написал письмо и дал его рабу, дескать, отнеси его в Йемен царю Салимшо. Раб отправился в путь, шел ночью и днем, пока не достиг города Йемена.

А как раз в это время некий царь по имени Малик-Антар пришел и осадил город Йемен. Воины Малик-Антара схватили того раба и отвели его к царю; царь Малик-Антар сделал его своим палачом. Он казнит тех людей Салимшо, которые попадают в плен к Малик-Антару.

А Варка ждет известий из Йемена.

Прошло три месяца, четыре месяца — а никаких известий нет.

— Вот, — говорят люди Варке, — раб твой ушел в Йемен и пропал без вести.

Тогда решил сам Варка пойти в Йемен к Салимшо, попросить его о помощи. Пришел он прощаться к Гульшо и говорит:

— Я пойду вслед за своим рабом, посмотрю, в чем дело, не случилось ли чего с моим дядей.

А Гульшо говорит:

— Куда ты пойдешь, как ты бросишь меня одну?

Варка ответил ей такими стихами:

Твоя не хочет мать, чтоб счастливы мы были,

Чтоб вместе были мы, друг друга чтоб любили.

— Пока жива будет твоя мать, мы будем далеко друг от друга, а сколько это будет длиться — один бог знает!

Пошел Варка, возложил украшенное драгоценными каменьями седло на своего коня, ногу в стремя он продел, птицею в седло взлетел, повернулся к городу спиною, лицом к кибле — и поехал, о любви стихи слагая, ратный подвиг совершая. Едет и поет:

Нет, на небе не восходит счастья моего звезда,

Тот, чья доля так убога, не рождался никогда!

Счастья моего корабль, увы, в бескрайнем море скрылся.

Вдаль уплыл корабль счастья и домой не возвратился.

Прошел еще немного, и снова сердце его затосковало, и он сказал такие стихи:

Там, в пустыне, где растет мано-цветок,

Шел Варка, словно отшельник, одинок;

Шел Варка несчастный, плача и стеная,

О возлюбленной далекой вспоминая.

Шел, шел, шел и видит: шагает по пустыне караван со стороны Йемена. Поравнялся он с караваном, поздоровался с караванщиком и спрашивает его:

— Откуда ты идешь?

Тот отвечает:

— Я иду из города Йемена.

— Какие новости в Йемене, что там нового ты видел? — спрашивает Варка.

— Город Йемен окружен, — говорит караванщик. — Малик-Антар взял в плен царя Салимшо и сто его эмиров.

И тогда Варка пропел такие стихи:

Караван Варка увидел, что шагает по пустыне.

Караванщика спросил он: «Как дела в Йемене ныне?»

И сказал тут караванщик: «Что могу тебе ответить?

В той стране дела в упадке, трудно это не заметить.

Ведь царем Малик-Антаром город главный окружен.

Салимшо и сто эмиров взял Малик-Антар в полон».

Варка подумал: «Вот ведь как получилось! Я пошел просить своего дядю о помощи, чтобы взять потом в жены свою двоюродную сестру, а судьба вот как распорядилась!»

И с плачем обратился он к чертогу всевышнего:

Да, дела мои плохи — я от несчастий изнемог,

Превратился в жесткий терн надежды вянущий цветок!

Горе вновь меня постигло, зацепило край подола,

И теперь в такой рубахе мне уже не быть веселым.

Чем прогневал небеса я, в чем вина моя и грех?

Почему терпеть я должен притеснения от всех?

И еще добавил:

Боже, боже, почему все так неладно происходит?

Что задумаю я правым — левым под конец выходит!

И поехал Варка дальше; ехал, ехал, и, когда приблизился к городу, уже наступил вечер; битва уже кончилась. Заехал он сначала к кузнецу и попросил, чтобы тот подковал его коня задом наперед, чтобы никто не мог его выследить. Под покровом ночи подъехал он к самым воротам — ворота закрыты. Сошел с коня, постучал в ворота. Привратник спросил:

— Кто там?

И тут Варка пропел такие стихи:

Ну-ка, стражник, молодцу ворота ты открой!

Распахни ворота, я ведь не чужой,

Я не посторонний здесь, не гость, не странник,

Я зовусь Варка, я — Салимшо племянник.

Так он сказал. Привратник пошел к везиру, что правил в городе вместо Салимшо, и сказал ему: мол, пришел какой-то юноша и говорит то-то и то-то. А везир говорит:

— Открой ему ворота, это Варка, племянник Салимшо.

Открыли ворота, впустили Варку, снова закрыли ворота.

И началось веселье в честь Варки — до утра звучала музыка, гремели барабаны, звенели карнаи.

А Малик-Антар услышал эти звуки и думает: «Наутро они собираются сдаться, вот и веселятся в последнюю ночь. Думают: мол, все равно наш царь в плену, как нам дальше воевать? А сдадимся — и мы вздохнем спокойно, и Малик-Антар».

Ну, а в городе везир Салимшо говорит Варке:

— Теперь на тебя вся надежда, ты должен нам помочь.

А Варка отвечает ему:

Разобью я это войско в прах,

Чтобы слух о том остался жить в веках!

И так он рвался в бой, что везир был вынужден сказать ему:

О Варка, сияющий цветок,

Потерпи, ведь завтра будет срок.

Ну вот наступило утро, Варка положил на коня украшенное драгоценными каменьями седло. Открыли городские ворота, он выехал на ристалище, объехал его на полном скаку и остановился. А Малик-Антар увидел его и пришел в ужас: мол, откуда же у Салимшо такой витязь, почему мы его раньше не видели?

Он спросил своего везира:

— Кто это?

И тот ответил ему так:

Это юноша из Мекки, чья в бою тверда рука —

Салимшо племянник слвный, а зовут его Варка.

Это, мол, Варка, племянник Салимшо, а имя его всем уже хорошо известно.

У Малик-Аитара было два богатыря, он подозвал одного из них и приказал ему сразиться с Варкой.

И сказал богатырю Малик-Антар:

«Нанеси пришельцу роковой удар».

Только вышел богатырь на поле брани —

В темя наш Ваша его с размаху ранил,

Тело, что господь наш сотворил единым,

На скаку распалось на две половины.

И тогда Малик-Антар сказал другому богатырю:

— Теперь иди ты.

Тот выехал на ристалище. Варка тотчас нанес и ему смертельный удар.

Он врага клинком ударить поспешил,

Кубок смерти тот немедля осушил,

Тело, что господь наш сотворил единым,

На скаку распалось на две половины.

И, взяв в руки меч, до позднего вечера сражался Варка; двести, триста человек он отоправил в ад. Тут барабаны забили отбой, Варка вернулся в город.

Стал Малик-Ангар совещаться со своим везиром. Везир говорит ему:

— Пока ты не повесишь Салимшо и сто его эмиров, Варка не оставит тебя в покое. А когда ты их казнишь — ему уже незачем будет сражаться: он ведь воюет из-за Салимшо.

Малик-Антар велел тотчас построить виселицы. К утру построили виселицы, а соглядатай из города,, который ночь провел в стане Малик-Антара, вернулся еще до наступления утра и рассказал, что, как только наступит утро, Салимшо и сто его эмиров примут смерть на виселице. Варка, узнав об этом, собрал отряд в сто всадников, чтобы с этим отрядом пробраться прямо к виселице и освободить Салимшо.

Забрезжил рассвет, и царя Салимшо и сто его эмиров повели на виселицу. А тем временем Варка и сто его всадников выехали из города и помчались к виселице. Скачет Варка и видит: перед ним сам Малик-Антар. Варка бросил аркан, схватил Малик-Антара и ускакал вместе со своим отрядом в город.

В стане Малик-Антара начался переполох: что теперь делать? Ведь если Варка узнает, что казнили Салимшо, он тотчас убьет Малик-Антара.

И тогда решил везир Малик-Антара пойти на хитрость. Написал он письмо везиру царя Салимшо в город Йемен: дескать, мы больше воевать с вами не будем, вы, только отдайте нам нашего царя, а мы вам отдадим вашего. А после этого мы отсюда уйдем. Но только, когда отправите нам нашего царя, не посылайте вместе с ним того юношу, что его пленил, а пошлите кого-нибудь другого.

Гонец принес письмо везиру, а везир дал его прочитать Варке. Варка говорит:

— Ладно, отдадим им Малик-Антара.

Сам снял свою одежду, переоделся погонщиком верблюдов, а под войлочной накидкой спрятал меч. И пошел вместе с Малик-Антаром. Вышли они из города, пришли в стан врага. Тут привели Салимшо. Малик-Антар ушел к своим, а Салимшо не пускают, не дают ему уйти с Варкой: решили обмануть Варку.

Тогда Варка выхватил меч, убил тех, кто сторожил Салимшо, а еще нескольких, так или иначе — увел Салимшо оттуда и привел его в город. Ну а в городе они устроили пир — всю ночь до утра пировали, веселились, пили вино и все, что было в те времена.

Теперь враги стали думать: «Как же нам поймать Варку? Пока, мол, его не поймаем, нам с войском Салимшо не справиться». Ночью вырыли они сорок один колодец, всю землю оттуда унесли. Колодцы сверху закрыли хворостом, землей присыпали так, чтобы ничего не было видно. Утром барабаны забили начало битвы. Варка выехал на своем коне на поле боя, остановился, стал вызывать врага на поединок. Сколько ни звал — никто ему не ответил. Стал хлестать коля — конь храпит и не идет. И тут Варка понял, в чем дело, и крикнул:

— Сорок!

Конь помчался и один за другим перескочил через сорок колодцев, а в сорок первый упал.

Пришел тут Малик-Антар со своим везиром, стал глумиться над Варкой:

— Что это с тобой, как же это тебя угораздило?

А Варка говорит ему:

— Ты очень коварен. Малик-Антар!

И сложил такие стихи:

О Малик-Антар, ты хоть и царь, и воин,

Клички хитреца коварного достоин,

Знал ты, как найти в сухом колодце воду,

Рыбу выловить сумел себе в угоду.

Приказал Малик-Антар вытащить Варку из колодца. Связали Варке руки и отдали кровожадному палачу. Малик-Антар сказал палачу:

— Отруби ему голову и принеси его крови! Пока я не выпью его крови, я не успокоюсь.

Малик-Антар на радостях пошел к себе в шатер и выпил столько вина — целый кувшин, — что впал в беспамятство, лежит без чувств.

А палач ведет Варку на казнь, сам идет сзади, а Варку ведет перед собой. Вспомнил Варка о Гульшо и тяжело вздохнул.

А палач говорит:

— Что же ты вздыхаешь? Вон сколько людей ты убил — не пожалел, а себя жалеешь! Для богатыря вздыхать — грех!

А Варка отвечает ему:

Бога ради, обнажи скорей кинжал

И убей, чтобы я больше ие страдал!

— Вытаскивай, — говорит, — свой киижал и убивай меня скорее, чтобы я наконец успокоился.

Палач спрашивает:

— Как твое имя, откуда ты?

— Что ты спрашиваешь меня о моем имени — говорит Варка. — Делай свое дело.

— Нет, скажи мне все-таки свое имя.

Варка ответил ему:

Зовут меня Варка, я сын Имома,

Я чужестранец здесь, а в Мекке — дома.

В ту, чьи уста как мед, как сахар, я влюблен,

Я красотой Гульшо навеки опьянен.

А палач отвечает ему:

А знаешь ли, Варка, как все меня зовут?

Откуда я, как оказался тут?

Я раб твой чернокожий, о герой!

И мне тебя спасти назначено судьбой.

Развязал он Варке руки, упал перед ним ниц и говорит:

— Я твой раб, сейчас я принесу тебе голову Малик-Антара.

Варка отвечает ему:

— Нет, я пойду сам.

Пошел в шатер к Малик-Антару, видит: тот лежит без чувств. Варка отрубил ему голову, изрубил его в мелкие куски. А потом вместе с рабом направился в город. Открыли им ворота, впустили в город и, как только услышали радостную весть о тон, что Малик-Антар убит, забили в барабаны, зажгли все огни и предались веселью.

Везир Малик-Антара услышал радостные клики и барабанный бой, доносящиеся из города, и. подумал: «Что такое, почему они веселятся? Ведь Варку взяли в плен и казнили, чему же им радоваться? Схожу-ка я к Малик-Антару, посоветуюсь с ним!».

Пришел в шатер Малик-Антара, видит: его изрубили на мелкие кусочки. И тогда отдал он приказ войску тотчас уйти оттуда, дескать, все равно Варка нас в покое не оставит, ни одного в живых не сохранит.

И войско Малик-Антара сняло осаду города и разбежалось в разные стороны.

А теперь послушай несколько слов о Гульшо. Слух о красоте Гульшо прокатился по всему миру. И.о том, что мать назначила за нее выкуп — один подол жемчуга и один харвар золота.

Некий царь по имени Малик-Мухсин услышал об этом, нагрузил всяким добром двадцать верблюдов и прибыл с этим караваном в Мекку, и стал там раздавать народу хлеб и милостыню.

Прошло так некоторое время, наконец он решился, пошел к отцу Гульшо и сказал:

— Я дам тебе все, что хочешь из моих богатств, только отдай мне Гульшо.

Мать Гульшо услышала об этом и говорит Илолу:

— Отдай дочь Малик-Мухсину. Что может дать нам Варка? Ничего! А этот царь дает все, что ты только пожелаешь.

Не лежала к этому душа Илола, но она уговаривала его, уговаривала и в конце концов уговорила. Заключили брачный договор, Малик-Мухсия посадил Гульшо в каджова и увез ее оттуда. Привез Гульшо к себе во дворец и приставил к ней нескольких служанок.

А Гульшо сказала ему:

— Я стану твоей женой только через сорок дней, если в эти сорок дней не будет никаких, вестей от моего двоюродного брата. Но если ты до этого придешь ко мне, я убью либо тебя, либо себя.

Ну ладно, пусть Гульшо побудет здесь, а вы послушайте несколько слов о Варке. Кончилась война с Малик-Антаром; пробыл Варка несколько дней у своего дяди, рассказал ему, что нет у него добра на выкуп за Гульшо. Дескать, дядя мой — Илол — потребовал подол жемчуга, харвар золота и еще столько-то денег на выкуп.

Салимшо дал ему все, что было нужно. Варка погрузил деньги и драгоценности па десять мулов и отправился в путь вместе со своим чернокожим рабом. Шел, шел, днем здесь, ночью там, а тем временем до Мекки дошел слух о том, что Варка возвращается. Илол и говорит своей жене:

— Что теперь ты будешь делать? Ведь идет Варка, а Гульшо вы отдали Малик-Мухсину.

Она ему отвечает:

— Что делать? Убей серую козу, заверни ее в саван, похорони, скажи всем, что Гульшо умерла, одень город в траур.

Когда Варка с караваном был уже недалеко от города, он сказал своему рабу:

— Ты иди с караваном, а я пойду вперед.

Пришел, увидел, что город в трауре, и спрашивает:

— В чем дело?

А люди говорят:

— Вот Гульшо умерла.

А того-то я и не сказал, что у Гульшо была подружка. Когда Гульшо увозил к себе Малик-Мухсин, она дала своей подружке перстень и сказала:

— Если придет Варка и будет много плакать, скажи, что Гульшо забрал и увез такой-то царь — Малик-Мухсин. И отдай ему этот перстень. Но если ты увидишь, что он ничего не говорит, ты тоже ничего не говори.

Как только Варка услышал, что Гульшо умерла, отдал кому-то своего коня и пошел прямо на кладбище, на могилу Гульшо. Лежит на могиле и плачет — день и ночь. И так он плакал, пока не вошел в город его чернокожий раб вместе с караваном. Пришел чернокожий раб и видит, что весь город в трауре. Спросил, в чем дело, ему говорят: дескать, Гульшо умерла. Он спрашивает, где Варка, а ему отвечают: Варка лежит на могиле Гульшо.

Раб пошел на кладбище, видит — действительно Варка там. Спрашивает:

— Господин, что мне делать с добром?

— Отдай его дяде, что мне с ним делать, — говорит Варка.

Тот так и сделал.

А подружка Гульшо прослышала, что Варка день-деньской лежит на той могиле и плачет. Накинула она на голову покрывало и пошла. Увидел ее Варка и спрашивает:

— Зачем ты пришла сюда?

А та показала ему перстень Гульшо и говорит:

— Я подруга твоей Гульшо, это ее перстень. Она велела тебе передать, что ее увез к себе Малик-Мухсин. А ты не убивайся понапрасну здесь на могиле, здесь козу похоронили. Если не веришь — раскопай могилу, сам увидишь.

Варка тотчас раскопал могилу, смотрит: и вправду серая коза, завернутая в саван. Вытащил козу, отнес ее своему дяде и говорит:

— Зачем ты это сделал? Разве я не вырос вместе с твоей дочерью? Разве не обещал ты моему отцу, что отдашь ее за меня? Ну, отдал за другого, ладно, но зачем ты солгал, одел весь город в траур и закопал в могилу козу, сказав, что Гульшо умерла? Зачем тебе это понадобилось?

— Что я мог поделать с этой женщиной, с ее матерью! — воскликнул Илол.

Варка пробыл в городе еще несколько дней, а потом сел на своего коня, решив: «Поеду-ка я хоть раз на нее взгляну — а там — будь что будет!»

Отпустил он на свободу своего чернокожего раба, возложил на коня седло, украшенное драгоценностями, ногу в стремя он продел, птицею в седло взлетел и пустился в дальний путь, о любви стихи слагая, подвиг ратный совершая.

Несколько суток гнал он коня, пока не достиг горы, что стояла возле города, где правил Малик-Мухсин. На этой горе жили сорок разбойников, и Малик-Мухсин не знал, как ему от них избавиться — такие это были лихие разбойники.

Караульный этих разбойников, что стоял на вершине горы, увидел, что едет всадник, и послал одного из разбойников: дескать, убей этого человека, приведи его коня и принеси меч. Тот разбойник пошел навстречу Варке и, увидев его, сказал:

— Юноша, жаль мне твоей молодости! Оставь своего коня, оставь свой меч и уходи отсюда!

Услышал это Варка и говорит:

— Тот, кто возьмет мое оружие и меч, еще не рожден матерью!

Тогда разбойник стал стрелять в него из лука, и несколько стрел попало в Варку, но Варка хлестнул коня, подъехал к разбойнику и убил его ударом меча.

Убил он его, но тут появился другой и снова стал в него стрелять; и его убил Варка. И так убил он одного за другим всех сорок разбойников, но и сам был весь изранен стрелами.

Направился он дальше к городу, изнемогая от ран. Попалась ему на пути лужайка с родником. И не было у него уже сил сойти с коня, и стал он горячо молиться:

— О Господи, о боже, дай мне силы, чтобы пойти и еще раз увидеть Гульшо; а потом я вернусь на эту лужайку, и пусть Азраил заберет мою душу!

Так он молился, и конь его опустился на колени, а Варка в изнеможении упал с коня. И лежит на лужайке без чувств.

Пусть он там себе лежит, а ты послушай несколько слов о Малик-Мухсине.

Малик-Мухсин утром пришел к Гульшо и говорит:

— Сегодня я отправляюсь на охоту для тебя. Что ни поймаю — все тебе на счастье.

Поехал на охоту, ездил-ездил, нигде ничего не нашел, пока не набрел наконец-то на лужайку. Видит — стоит конь, рядом лежит красивый юноша, израненный стрелами. Малик-Мухсин подошёл, сел рядом с Варкой, положил его голову себе на колени.

Варка открыл глаза, и Малик-Мухсин спросил его;

— Кто ты, юноша, и чем ты занимаешься?

Варка отвечает:

— Я — купец; караван ушел вперед, а я шел по его следу. Прешел на гору — а там было сорок разбойников. Я их всех убил, но и сам ранен их стрелами.

Малик-Мухсин подумал про себя: «Не купеческое это дело убивать разбойников. Я в этом городе царь и то не мог с ними справиться, как же купец сможет? Ну ладно, как есть, пусть так и будет».

Малик-Мухсин взял с собой Варку и отвез его в город к лекарю. И оставил там. А потом пришел к Гульшо и говорит:

— Гульшо! Сегодня я отправился на охоту — попытать удачи для тебя. Где ни ходил — ничего не нашел. Но на одной лужайке я увидел юношу. Этот юноша лежал, израненный стрелами сорока разбойников. А самих разбойников он убил. И так он похож на тебя! Ты и он — словно две половинки яблока: одна половинка — ты, другая — он. Клянусь сунной великого господа, он похож на тебя, о солнце Востока!

Услышала это Гулыпо, принялась плакать и сказала:

— Никто не может быть на меня похож, кроме Варки — сына моего дяди. А ты хромого пастуха в пустыне увидишь — и то скажешь, что на меня похож!

Малик-Мухсин опять говорит ей:

— Клянусь, похож на тебя, но сильно изранен. Я отвез его к лекарю и велел его лечить как следует.

А Гульшо говорит:

— Нет, пусть он живет у нас во дворце. Я сама буду готовить обед и посылать ему со служанкой. Он чужестранец, и его надо пожалеть — так богу угодно. Ведь сын моего дяди — Варка — сейчас тоже в чужой стране, пусть бог его пожалеет.

Малик-Мухсин был царь справедливый и милостивый. Он ответил:

— Очень хорошо.

Велел привести Варку и лекаря и поселил их обоих во дворце, выше покоев Гульшо. И сказал лекарю:

— Заботься о раненом; а когда он поправится, я дам тебе все, что ты только захочешь.

И вот Гульшо варит еду и посылает ее Варке со словами:

— Пусть ест вдоволь, а что останется — принеси, я доем.

Ну, и так продолжалось, пока Варка не почувствовал себя лучше. Понял он тогда, что обед ему готовит и посылает Гульшо. И однажды, когда служанка принесла обед, он сказал ей;

— Служанка, я скажу тебе что-то, но смотри не говори никому!

— Что ты хочешь сказать? — спрашивает служанка.

— Возьми этот перстень и отнеси своей госпоже, — отвечает

Только он это сказал, как служанка подняла крик, А он говорит:

— Не кричи, я дам тебе все, что захочешь, только не кричи так!

С трудом ее успокоил. Спрашивает ее:

— Как поживает твоя госпожа?

— Госпожа, — отвечает служанка, — доедает за тобой объедки, а ты о ней так плохо думаешь.

Ну, Варка промолчал. Поел, а когда служанка отвернулась, опустил перстень в остатки плова — так, что его и не видно. Служанка взяла остатки и унесла к Гульшо. Гульшо стала есть, видит: ее перстень, тот, что она оставляла для Варки, ее собственный перстень! Надела покрывало на голову и сказала:

— Малик-Мухсин! Этот юноша, что живет у нас, — Варка, сын моего дяди. Разреши мне пойти к нему.

— Ладно, иди, — говорит Малик-Мухсин.

Пришла она к Варке, обнялись они и заплакали; плачут и говорят друг с другом — никак не могут наговориться.

Малик-Мухсин несколько раз заглядывал с крыши, смотрит: ничего такого между ними нет. Варка говорит ей, где был, что делал, как воевал; как упал в колодец. А Гульшо рассказывает, как пришел Малик-Мухсин, как он месяц-два совершал богоугодные поступки, раздавал милостыню, пока решился наконец посвататься. Как отец ее дал ответ, заключили брачный договор, как взял ее Малик-Мухсин и привел сюда. А когда наступил вечер, они легли спать и положили между собой меч. Как увидел это Малик-Мухсин — ушел оттуда и больше не приходил, смотреть.

Прошло так несколько дней; днем они беседуют, а ночью, когда ложатся спать, кладут между собой меч. Наконец Варка говорит:

— Прощай, Гульшо, теперь я пойду своей дорогой.

Она спрашивает его:

— Куда ты пойдешь? Малик-Мухсин — хороший человек. Если ты пойдешь к нему, он отдаст меня тебе.

А Варка отвечает:

— Нет, ведь он — раб божий — не силой тебя взял, он заплатил выкуп; твои родители согласились отдать тебя ему. Он ни в чем не повинен, я на него не в обиде. А я ел у него соль, я не могу причинить ему зло.

Варка пошел к Малик-Мухсину, учтиво приветствовал его, услышал ответ и сказал:

— О Малик-Мухсин, благодарю тебя за все, что ты для меня сделал. А теперь позволь мне распрощаться с тобой, я ухожу.

Малик-Мухсин ответил ему:

— Куда ты пойдешь, дитя мое? Считай, что ты мой сын, что я заплатил твой выкуп за Гульшо. А я разведусь с ней и отдам тебе, мы заключим брак между вами. Ведь я не входил к ней, она мне не принадлежала; с тех пор как она здесь, она живет одна в своих покоях.

— Нет, — говорит Варка, — господь дал ее тебе, мне она не нужна.

Как ни уговаривал Малик-Мухсин Варку — тот не согласился. Тогда дал Малик-Мухсин Варке одного раба, и Варка вместе с этим рабом отправился к тому роднику, на ту лужайку, где его нашел Малик-Мухсин. Пришел туда, совершил омовение родниковой водой, прочел два раката молитвы и сказал рабу:

— Пойди к Гульшо и скажи ей: «Варка дарит тебе свою жизнь». — Склонил голову и покинул этот мир.

Раб пришел к Гульшо и говорит:

— Варка, сын твоего дяди, подарил тебе свою жизнь.

— Где он? — спросила Гульшо.

— Возле какого-то источника.

Гульшо накинула покрывало, спрятала под покрывало кинжал и, взяв с собой служанку, пошла к тому источнику. Пришла и увидела: действительно, сын ее дяди, повернувшись лицом к кибле, вручил душу богу. И тогда она вынула кинжал, поставила его рукояткой на живот Варки и бросилась на острие кинжала. И тотчас скончалась.

Вскоре узнал Малик-Мухсин о том, что возле такого-то источника Варка вручил свою душу богу и Гульшо направилась туда же. Простоволосый, босой, отправился туда и Малик-Мухсин. Пришел и увидел: все кончено, Варка мертв, а Гульшо убила себя, бросившись на острие кинжала.

Принесли их тела в город, обмыли, завернули в саваны и похоронили в одной могиле. На могиле поставили надгробие. А Малик-Мухсин ушел с престола и стал нищим и жил возле той могилы,

И вот, говорят, однажды пророк Мухаммед вместе со своими сподвижниками проезжал мимо могилы Варки и Гульшо. Навстречу им вышел Малик-Мухсин — у него к тому времени уже выросла длинная седая борода. Пригласил он пророка и его спутников отдохнуть, принес им пищу.

И тогда пророк спросил:

— О Малик-Мухсин, почему ты здесь, что нашел ты в этой пустыне?

— Да стану я твоей жертвой, — отвечает Малик-Мухсин, — я совершил тяжкие грехи и нет им искупления.

— Что ты сделал? — спросил пророк Мухаммед.

— Я сделал несчастными двух влюбленных, — ответил Малик-Мухсин.

— Твоей вины нет в том, что они покинули этот мир, — столько им было отмерено жить, не больше, — говорит пророк. — Но если каждый здесь отдаст им по куску своей жизни — один, два, три месяца, полгода, год, то я припаду к престолу господа, может быть, господь воскресит их!

И тогда один сказал: мол, я дам один год, а другой оказал: я дам два года — и так набралось сорок лет. Пророк стал молиться бегу, и когда его сподвижники сказали «Аминь!», тогда оба — Варка и Гульшо — восстали из могилы. И заключил пророк своим благочестивым словом межу ними брачный договор, отдал их друг другу.

Пусть же господь так же, как он исполнил их желания, исполнит желания всех мусульман.

Так рассказывают, а кто видел?